Deprecated: mysql_escape_string(): This function is deprecated; use mysql_real_escape_string() instead. in /var/www/satuser3/data/www/nuclearbomb.ru/engine/classes/mysqli.class.php on line 162 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /var/www/satuser3/data/www/nuclearbomb.ru/engine/modules/static.php on line 143 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /var/www/satuser3/data/www/nuclearbomb.ru/engine/classes/templates.class.php on line 60 Порог малых доз радиации
Ядерные технологии
Ядерные обьекты
Радиация

Новые статьи на сайте:


Порог малых доз радиации

 Надо отметить, что в современном нормировании принята беспороговая концепция. Это, с одной стороны, совершенно правильно, но с другой - недостаточно, поскольку не учитывается сверхлинейное влияние малых доз.
 Линейная гипотеза исходит из возможности экстраполяции воздействия высоких уровней облучения и больших мощностей доз на более малые. Такая экстраполяция научно не оправдана потому, что влияние малых уровней радиации оказывается непропорционально большим.
 Однако, вместо целенаправленного учета опасного влияния низкоуровневого облучения, атомщики, столкнувшиеся со сложностью приведения своей деятельности в соответствие с принятыми в 1996 - 1999 годах повышенными нормами радиационной безопасности, начали новую атаку на беспороговую концепцию своих технологий.

эффект радиации  Наличие порога в действии радиации, о чем снова стали говоритьть сторонники развития атомной индустрии, - артефакт. Обнаружение такого порога всегда связано с недостаточной глубиной исследования: при малом числе изучаемых особей или при использовании недостаточно чувствительных показателей действия радиации. Но этот порог немедленно пропадает, как только исследуется достаточно большая группа особей, а в качестве тестов применяются чувствительные к действию радиации показатели. При этом биологические эффекты удается обнаруживать при все более низких дозах.
Итак, биологического порога в действии радиации на живые организмы нет. Но каков приемлемый уровень опасности в действии малых доз и низких интенсивностей облучения?

 Есть ли приемлемый уровень опасности в действии малых доз?
 Нижнего порога действия радиации не существует, но есть ли приемлемые границы опасности? Отсутствие порогового уровня при действии радиации не исключает существования приемлемого по опасности для общества уровня облучения. Общество приемлет развитие автомобильного транспорта, хотя под колесами машин гибнут десятки тысяч человек ежегодно, и многократно большее число страдает от загрязнения воздуха автомобильными выбросами. Это означает, что выгоды и удобства от пользования автомобиля превосходят в общественном сознании связанные с автомобилем опасности и неприятности.
Сейчас принято, что доза облучения 0,001 Зв/год (1 мЗв/год) приемлемо опасна для населения (МКРЗ, 1990). Для сравнения: рентгеновский снимок грудной клетки добавляет к годовой дозе 0,05 мЗв. По рекомендациям Международной комиссии по радиационной защите (МКРЗ) в России для персонала АЭС допустимый предел годовой эффективной дозы для мужчин составляет 20 мЗв, для населения - 1 мЗв (НРБ-99). При этом принимается, что величина приемлемого радиационного риска составляет статистически 50 смертельных случаев на 1 млн. человек, каждый из которых получил в течение жизни (70 лет) 0,01 Зв. Это означает дополнительную (ко всем другим причинам) гибель на протяжении 70 лет (при облучении в 0,01 Зв) одного человека из 20 000 (1000000 : 50 = 20000). Из общей радиационной гибели на долю гибели от раковых заболеваний при этом приходится две трети смертей, а на гибель от вызванных радиацией генетических повреждений одна треть.
 Ограниченность подобного подхода в том, что кроме смертельных раков и генетических повреждений существует множество других негативных последствий действия низкоуровневой радиации на здоровье населения. Даже официальные их перечни многократно шире и в России и в США.
«В некоторых кругах специалистов существует страстная убежденность, что никому не дозволено препятствовать развитию атомной промышленности, апеллируя к концепции пагубности действия малых доз и малых мощностей доз, концепции, которой представителями атомной промышленности придан ярлык спекуляций и догадок. Сами же они, напротив, требуют от мирового сообщества принять их спекуляции и догадки относительно безопасности малых доз и малых мощностей доз, а принятие такой концепции непременно привело бы к увеличению доз радиации, воздействующих на людей. Но если спекуляции о пороге неверны... и если, тем не менее, мы будем загрязнять планету радиоактивным ядом, расплатой со временем могут стать сотни миллионов случаев раковых заболеваний, так же как и ныне не оцененные количественно наследуемые генетические повреждения».

 Для населения пределы приемлемо опасной дозы дополнительного к естественному радиационному фону облучения (напомню, что абсолютно безопасной дозы нет) были впервые установлены лишь в 1952 году. Они соответствовали 15 мЗв/год. Под напором фактов об опасном воздействии радиации уже в 1959 году пришлось уменьшить эту дозу до 5 мЗв/год, а в 1990 году - до 1 мЗв/год. Сейчас все больше специалистов настаивает на дальнейшем уменьшении этой дозы - до 0,25 мЗв/год. В Германии нормы радиационной безопасности для населения - 0,3 мЗв в год. В некоторых штатах США максимальная допустимая годовая доза искусственного облучения для населения - 0,1 мЗв/год. Близкая по величине максимально допустимая доза - 0,15мЗв в год - была предложена Агентством по охране окружающей среды США для дополнительного облучения, связанного с организацией Федерального хранилища радиоактивных отходов в штате Невада. Это соответствует 5 % средней ежегодной дозы естественного фонового облучения в США.
Особо подчеркнем, что существующие международные и национальные нормы радиационной безопасности учитывают только смертельные поражения от радиогенных раковых заболеваний и крупных радиогенных генетических нарушений. При этом не учитываются:
-    не смертельные раки, вызванные радиацией;
-    раки, вызванные иными, чем радиация, канцерогенами, но ускоренно развившиеся под действием радиации;
-    появление генетической предрасположенности к ракам в результате возникновения «малых» мутаций (в том числе - к раку грудной железы);
-    раки, которые возникают не только в результате облучения (например, рак легких у курильщика);
-    другие развивающиеся под воздействием радиации заболевания и широкий спектр иных последствий облучения.
Нам говорят, что принятые НКДАР ООН и МКРЗ ограничения в учете последствий действий радиации только радиогенными раками и крупными генетическими поражениями оправданы двумя методологическими положениями:
-    принятием гипотезы о том, что если будут учтены крупные генетические и раковые последствия действия радиации, то это обеспечит защиту и от всех других заболеваний. К этому иногда добавляется, что практически невозможно количественно оценить действие радиации во всех других случаях, кроме радиогенных смертей;
-    постулатом, что если от нерадиационных факторов гибель людей может быть существенно более значительной, чем от действия радиации, нечего особенно беспокоится по поводу действия радиации.
 Ни первое, ни второе положение не являются научно обоснованными, поскольку:
1.    Нет оснований считать, что защита от радиогенной смертности обеспечит защиту и от радиогенной заболеваемости. Приведенные в главах 2 и 3 настоящей брошюры данные свидетельствуют, что низкоуровневое облучение вызывает не только статистически улавливаемое на больших когортах увеличение смертности, но и широкий спектр других негативных последствий. С популяционно-генетической точки зрения радиогенная смерть человека, не оставившего потомства, может быть менее опасна для популяции, чем передача будущим поколениям искореженного радиацией генотипа. Кроме того, известный на сегодня риск поражения малыми дозами радиации составляет лишь долю реально существующего спектра поражения радиацией: мы еще не знаем всех последствий действия радиации на живой организм; как видно из приведенных в этой и других брошюрах настоящей серии данных, здесь с каждым десятилетием открывается все больше неприятных фактов.
2.    Есть принципиальное различие между смертностью от курения, в авто- или авиационных катастрофах и смертностью, вызванной низкоуровневым облучением? Действительно, увеличение риска заболевания раком легкого от дополнительного облучения много меньше, чем риск для курильщика получить рак легкого по сравнению с некурящим человеком. Принципиальная разница заключается в том, что курильщик сознательно идет на риск заболевания и ранней смерти, тогда как риск заболевания от дополнительного облучения касается любого из нас независимо от нашего желания. Поэтому справедливы утверждения правозащитников, когда они говорят, что современная атомная индустрия нарушает права человека, распространяя свое влияние на не связанных с нею людей.
 Кроме того, миллионам людей (и их близким), которым малые дозы радиации уже принесли непоправимый ущерб здоровью, не становится легче оттого, что еще большее число людей пострадало от автомобильных катастроф.
Наконец, расчеты показывают, что как бы ни было велико число жертв в транспортных или каких-либо индустриальных катастрофах, оно несравнимо с тысячекратно большим числом людей, получающих генетические нарушения в результате облучения в череде поколений. Ведь радиационные поражения принципиально отличаются от большинства других тем, что они могут затрагивать половые клетки и передаваться из поколения в поколение. Гибель в обычной катастрофе - трагедия для семьи и близких. Нарушение генома - трагедия для множества следующих поколений.
Еще одно чрезвычайно опасное свойство атомной индустрии - безграничность ее влияния. Судя по исследованиям крови и эмали зуба, автор этой брошюры к своему пятидесятилетию «набрал» 0,45 Зв (450 мЗв). Моя работа никогда не была непосредственно связана с источниками радиации. В Институте биологии развития им. И.К. Кольцова Российской академии наук, где проводились эти исследования, еще несколько человек, также никогда не работавших с источниками радиации, «набрали» к 40 - 50 годам жизни до 0,5 Зв (500 мЗв). О том же говорят быстро накапливающиеся данные по анализу содержания стронция в зубах детей. Во всех странах с развитой атомной индустрией, где такие исследования проводились (США, Германии, Великобритании, Франции), содержание этого радионуклида в организме детей вблизи атомных реакторов заметно растет.

«Последние европейские исследования показали, что индивидуальные счетчики измерения бета- и нейтронного облучения могли занижать в 10 раз полученную дозу... Более 250 тыс. человек, снабженных дозиметрами, предполагают, что они учитывают уровни бета- и нейтронной радиации... Исследователи из семи национальных радиационных агентств обнаружили, что четверть персональных счетчиков внешнего бета- и нейтронного облучения дают многократно заниженные показания... Цель исследования Европейской дозиметрической группы Европейского Союза и Швейцарии была гармонизировать использование персональных счетчиков облучения в шестнадцати странах. Было исследовано около 1000 дозиметров. Точность учета бета-радиации была хуже, чем если бы они мерили радиацию от парящих ангелов...»

 Мы можем не курить и тем самым уменьшить риск заболевания раком легкого. Мы можем избегать летать на самолетах и тем уменьшить риск гибели в авиакатастрофах. Можно, в конце концов, уехать подальше от прелестей цивилизации и заняться разведением пчел или другой деятельностью с ничтожным уровнем риска. Но ни вы сами, ни ваши дети не смогут теперь избежать влияния глобальных и вечных техногенных радионуклидов ни в самом удаленном сибирском заповеднике, ни на необитаемом острове в Тихом океане.

При этом напомню, что по прогнозам самих атомщиков при росте атомной энергетики должна существенно (на порядок!) возрасти дозовая нагрузка.

 Итак, никак нельзя согласиться с ограничением нормирования действия радиации только радиогенными смертями от раков и крупными генетическими нарушениями. Такое ограничение вызвано исключительно интересами атомной индустрии, поскольку учет реальных последствий ее работы для здоровья населения и живой природы приводит к выводу о нарастающей опасности ее деятельности. Ясно также, что современная атомная индустрия не обеспечивает приемлемого уровня безопасности. Но есть ли такой уровень вообще?

 Безопасный предел доз облучения 0,02 - 0,002 мЗв в год?
 Учитывая многократные групповые и индивидуальные различия в радиочувствительности, априори можно утверждать, что единого безопасного для всех видов живых существ и всех групп особей внутри населения Земли предела доз облучения быть не может. Можно предвидеть существование более или менее широкого диапазона пределов доз. Какими могут быть границы такого диапазона?
 Интересный путь поиска пределов приемлемого уровня облучения для человека был предложен еще в 1955 году сотрудником Курчатовского института, старейшим российским радиологом профессором Ю.В. Сивинцевым. На основании уже тогда ясной исторической тенденции сокращения предельно допустимых доз облучения он заключил: «Из изложенного вытекает порочность подхода к вопросу об установлении предельно допустимых уровней излучения, исходя из анализа повреждающего действия излучений...». Ю.В. Сивинцев и, независимо от него, ряд американских ученых (Morgan et al., 1958) предложили взять за точку отсчета фоновое, естественное облучение, к которому эволюционно приспособлено все живое на Земле, и считать приемлемым уровнем его удвоенную величину. Соглашаясь с точкой отсчета (фоновый уровень облучения), трудно согласиться с удваивающим коэффициентом. Почему два, а не полтора, три или четыре?
 На основании исследования множества ситуаций в общей экологии было установлено так называемое правило 11 %: любая сложная система в среднем выносит без нарушения функций изменения не более 11 % ее составляющих. Поэтому логичнее считать безопасным превышение фонового уровня не в два раза, а не более чем на 11 %. Если учесть, что фоновое естественное облучение от всех источников (космические лучи, радон и др.) для 95 % человечества составляет в среднем 0,3 - 0,6 мЗв/год, приемлемо опасной может быть дополнительная доза облучения не более чем в 0,03 - 0,06 мЗв/год.
К поиску приемлемого уровня облучения можно подойти и с позиций уменьшения риска. В современном обществе считается приемлемым риск дополнительного заболевания или смерти 1 человека в год на 1 миллион. Это риск для каждого из нас ежегодно быть убитым молнией, и принимаемые меры предосторожности здесь минимальны (громоотводы на высоких зданиях).
 Принятый ныне в большинстве стран допустимый предел дозы искусственного облучения 1 мЗв в год по правилу пропорционального риска (см. выше) допускает генетическое поражение до 35 человек на каждый миллион новорожденных (т. е. оказывается в 35 раз выше). При учете хронического облучения в череде многих поколений существующие нормы радиационной безопасности допускают появление дополнительных 450 - 3400 случаев наследственных аномалий на 1 миллион новорожденных в первом поколении. Чтобы не допустить появления более одного дополнительного генетического поражения на миллион новорожденных, приемлемо опасной должна быть доза в 450 раз меньше, чем 1 мЗв в год, т. е. 0,002 мЗв в год.
 Другой расчет. Считается, что облучение в дозе 1мЗв в год на протяжении 70 лет приводит к возникновению дополнительных 50 смертей на миллион человек. Даже если принять этот официальный (и явно заниженный) расчет, то для снижения облучения до приемлемого уровня в 10-6 (то есть 1 случай на 1000000) этот верхний предел допустимого индивидуального облучения должен быть снижен в 50 раз, то есть до 0,02 мЗв/год.
В Курчатовском институте выдвинуто предложение (исходя из 95 % доверительной границы вероятности, принятой в медико-биологических исследованиях) в качестве нижнего предела значимого уровня риска взять минимальную величину, на 5 % отличную от фона. Пять процентов от мирового фона составляет в среднем 0,015 - 0,03 мЗв в год.
Разные подходы дают, как видим, разброс величин приемлемого по опасности уровня дополнительного к фоновому облучения от 0,02 до 0,002 мЗв в год. Сейчас эти величины дозы выглядят несколько фантастично. Нет таких приборов, которые могли бы измерить с достаточной точностью подобные радиационные наргрузки. Но, судя по темпу ужесточения радиационных норм в прошлом, к середине XXI века эти нормы будут достигнуты. Это утверждение не более фантастично, чем утверждение в начале XX века о необходимости уменьшить безопасную дозу облучения в тысячу раз от тогда принятой. Однако это уменьшение произошло.
 В заключение этого раздела остановлюсь на одном «убийственном» с точки зрения некоторых атомщиков аргументе против учета низкоуровневого техногенного облучения: это облучение многократно меньше естественных месячных, годовых и других изменений (флуктуации) природного фона в одном и том же месте. Со ссылкой на некие «неопровержимые» математические закономерности говорится о том, что «обсуждение эффектов, по порядку значимости меньше флуктуации основной величины, абсолютно лишено смысла - это чушь, бред, сапоги всмятку». Такие флуктуации действительно достигают даже кратных величин от среднего фонового уровня - в результате, например, вспышек на Солнце. Но неправильно считать, что по причине этих флуктуации не стоит принимать во внимание сравнительно малую техногенную компоненту облучения.
Если встать на позиции такой критики, то не стоит обращать внимания на высоту штормовых и других волн в океане - ведь она (несколько метров) не сопоставима с глубиной океана (несколько километров). Не стоит интересоваться суточными и месячными вертикальными движениями земной коры, ведь они (несколько сантиметров) не сопоставимы с толщиной коры (десятки километров). Не стоит анализировать годовые движения материков, которые (сантиметры) мало сопоставимы с расстоянием между ними (тысячи километров).
 В связи с критикой взглядов о несущественности малых изменений, приведу неоднократно приводившийся ранее пример со стаканом воды. Одна единственная капля, добавленная в наполенный до краев стакан, вызывает переливание жидкости через край. Капля - это одна стотысячная часть по отношению к массе воды в стакане. Тот же эффект вызовет единственная капля и в бочке, которая в тысячу раз больше по объему, чем стакан. В научной дискуссии можно порассуждать о триггерном эффекте (принципе спускового крючка) или о принципе усилителя. От терминов существо дела не меняется: действие одной стомиллионной частицы может оказаться значимым. Почему же все это не применимо к низкоуровневому облучению, которое не в миллионы, а лишь в тысячи раз меньше уровней детерминированных эффектов?

 На вопрос,  - «Есть ли приемлемый уровень дополнительного к естественному фону облучения?» - ответ может быть только такой: нет и не может быть единого для всех приемлемо-опасного уровня облучения. В одних местностях для одних групп населения приемлемо-опасный уровень может быть один, в других местностях и для других групп - другой. Приемлемо-опасный уровень облучения для одного человека в одной и той же возрастно-половой и этнической группе будет одним, а для другого человека из той же группы - другим. В разное время дня и в разные сезоны года радиочувствительность одного и того же человека будет различной, и, соответственно, приемлемый порог безопасности будет меняться. Более того, в разных природных и социальных условиях (например, характер питания и образа жизни, доступность и объем медицинской помощи, структура той экосистемы, в которой находится человек) приемлемый уровень безопасности при действии малых доз радиации будет различным.
Разным (не только более низким, но и более высоким, чем для человека) может оказаться приемлемо безопасный уровень облучения для других живых существ и экосистем.